Вы здесь: Главная > Наш иллюзион > Возможно что и на другие

Возможно что и на другие

они не выходили слишком далеко

То, что Хозинский и те, кто снабжал его официальной информацией, нарушали элементарную медицинскую этику и строгие правила медицинских учреждений, считающие абсолютно конфиденциальными все сведения о диагнозах в истории болезни, было очевидным. Калужская больница и те, кто организовывал сценарий, решили и после выписки не ограничивать себя какими-либо нормами и распространять «психиатрические сведения» о пациенте не только в, но и за границей. Хозинский, может быть, и верил в то, о чем писал, но где он взял версию о «долечивании в домашних условиях» и о работе «после окончательного выздоровления»? Ведь «окончательного выздоровления» от шизофрении не бывает, бывают только ремиссии.

Возможно, что и на другие письма иностранных ученых давались подобные демагогические ответы. Положить этому конец можно было лишь одним способом — обстоятельным рассказом о действительных событиях со всей необходимой скрупулезностью. Этот рассказ перед вами.

Итак, история рассказана, но, нам представляется, из нее следует извлечь некоторые уроки на будущее. Подробно, на примерах расшифрованные в учебнике психиатрии признаки «вяло текущей шизофрении с паранойяльным реформаторским бредом» проясняют картину «раздвоения личности». Случай Ж. Медведева не был типичным, все-таки его публицистические и социологические работы привязывались к генетике, геронтологии или обмену научной информацией. Они не выходили слишком далеко за рамки профессиональных интересов. А сколько вокруг ярких примеров, намного более наглядных, чем бухгалтер, заинтересовавшийся происхождением жизни, или контролер, требующий показать брачное свидетельство.

Вот известный корифей марксизма-ленинизма и политэкономии, полководец, государственный и политический деятель, тонкий дипломат. И вдруг неожиданно публикует статью по проблемам языкознания и начинает лично акклиматизировать в Крыму мандарины и эвкалипты. Вот другой корифей, тоже мудрый политик, дипломат, знаток сельского хозяйства, истории партии, вдруг приходит к новым решениям в области архитектуры жилых зданий, становится арбитром в споре двух направлений в генетике, распускает министерства, начинает акклиматизировать кукурузу на Севере, обучает писателей тайнам литературного творчества. И каждый из них, как сказано в учебнике психиатрии, «держится горделиво, высказывается в форме поучений, уверен в непогрешимости и высокой ценности своих суждений».

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Оставить отзыв

contador de visitas счетчик посещений