Вы здесь: Главная > Без рубрики > Для чего нужна экспертиза промышленной безопасности (ЭПБ)

Какие у вас ощущения контрасты

жорес александрович вам пришлось

С тех пор прошло шестнадцать лет. Шестнадцать лет я не был в Советском Союзе, не видел своих друзей, родных. А в этом году британский университет включил меня в свою делегацию. Так что визу я получил как член английской делегации и выступаю здесь как британец. В программе должна была быть моя лекция на тему «Ядерная энергия и глобальные конфликты», но почему-то в окончательный вариант она не вошла. Наверное, ошибка корректора. Британская делегация все же настояла на включении в программу моей лекции. Лекция была прочитана довольно успешно. Правда, переводчик, очевидно, бастовал, так что перевода на русский не было. Я силу каких-то причин — электропроводка, может, испортилась — молчал микрофон. Но это только я такой невезучий, на следующий день все уже починили. Какие у вас ощущения — контрасты большие по сравнению с тем, что было шестнадцать лет назад?

Мне сложно ответить, потому что сейчас я уже сравниваю не с тем, что было здесь, а с тем, какова жизнь в других странах. У меня нет восторженного взгляда на перемены в Союзе. Кое-что изменилось в позитивную сторону, кое-что — в негативную, а кое-что осталось на своем месте. Что меня огорчало, когда я посещал места, которые мне дороги, это запустение, развал. Здание Тимирязевской академии, по-моему, даже ни разу не покрасили за все это время. Вижу, что много строят. Как строят, мне не нравится. Без воображения. Медленно. Большие проблемы с транспортом. Не уедешь, не приедешь. Из положительного? Вот у меня две внучки появились. Я их увидел первый раз. Очень милые девочки. В Волге я выкупался. Так что положительные эмоции есть. Очень важно было повидать друзей, родных, которых столько лет не видел. Многие мои друзья не дожили до того дня, когда я смог приехать. Это, конечно, очень грустно и печально.

Жорес Александрович, вам пришлось принять участие в работе наших законодательных органов. Это отчасти парадокс. Да, здесь, как говорится, ничему уже не приходится удивляться. Я участвовал в работе Комиссии Верховного Совета по вопросам экологии. Там возникло спонтанное слушание об уральской аварии 57-го года. Это очень сложный вопрос с целым комплексом проблем.

Уральская авария дала выброс в несколько миллионов кюри долгоживущих радиоактивных изотопов, в основном стронция. Но для Министерства атомной энергетики это не послужило предостережением. Сейчас недалеко от Челябинска начинается строительство еще одного реактора — атомной электростанции. Естественно, в городе люди стали сомневаться в целесообразности этого решения. От министерства потребовали объяснений. Вот почему возникла необходимость развернутого слушания не только о последствиях уральской аварии, но и вообще о влиянии радиоизотопов на окружающую среду. Члены комиссии не знали многих

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Оставить отзыв

contador de visitas счетчик посещений