Сегодня я получил некоторое подтверждение одной своей идеи

может быть мы дальше обойдемся небольшими плотинами для

По-видимому, дела мои плохи. Какое давление сейчас, я не знаю. Но чувствую, что я уже в тяжелом положении.

Сегодня у меня приятное утро. Как будто немного меньше стала болеть голова. Получил огромное душевное облегчение от разговора телефонного (далее…)

Спустя еще дней десять

я подумал что опять интересуются сыном

Через десять дней вызова не последовало. В канцелярии президента АН очень удивились и обещали доложить М. В. Келдышу. На всякий случай я решил проявить инициативу и пошел на прием к директору Института медицинской радиологии Г. А. (далее…)

Если бы не мерзость духовного запустения

вид на днепр и

Чтобы закончить о Берии и никогда к нему не возвращаться. Все, что я узнал о суде над ним, о его уничтожении и о содержании обвинительного заключения, о котором рассказывал мне Кузаков, все настолько отвратительно и мерзостно, (далее…)

Через два дня после

келдыша заявление с просьбой о работе

Рукопись вышла из-под авторского контроля. Чтобы поставить дело на официальную почву, я отправил авторский экземпляр в московское издательство «Международные отношения» с объяснительной запиской и с просьбой рассмотреть возможность ее издания в том или ином виде в.

В (далее…)

Мавр сделал свое дело и должен был уйти

конфликт невозможен для утопии

За фантазию о том, что искусство должно говорить правду, мы расплачиваемся и еще долго будем расплачиваться публицистическими коллажами типа «ЧП районного масштаба». Искусство должно правдиво следовать своим собственным внутренним законам. В искусстве должно быть искусство, а (далее…)

Миссия правды возлагалась на искусство

то что марья ивановна станет нравственней не

Любая утопия — плод синкретического мышления. Основа ее — некая всепронизывающая идея. Идея может быть разной: классовой, расовой, национальной, религиозной, какой угодно. Основой шестидесятнической утопии была идея нравственная. Что говорить, нравственная утопия — самая симпатичная из (далее…)

Двадцатые годы воскресли в шестидесятые

идеологи двадцатых очень постарались над тем чтобы

Наконец, третий парадокс, самый драматичный. Стремясь всей душой к демократии, шестидесятники на корню уничтожили ее единственную чахлую надежду — советский салон, который, как любой другой салон, несовместим с утопией. Потому что обращается к отдельному человеку, а (далее…)